Охотник за сновидениями
Неосознанные сновидения.
Гольсия Cмайлс - взрослая женщина в самом расцвете лет. Её участь в некотором роде завидна - она удачно вышла замуж за Александра Б., высококвалифицированного врача, и теперь проживает в большом доме в горах с мужем и двумя детьми. Она хороша собой, её дом окружает невысокий сосновый забор, она окружена любовью и заботой, и она может дни напролёт рассматривать каменистые горные склоны, манящие её своими бесконечными трещинами, рельефами и гротами.

Гольсия стоит во дворе, приминая ногами тёмно-зелёную, ещё сырую от росы траву. Перед ней то и дело маячит Лютик - молодой здоровый пёс, которого они завели совсем недавно. Лютик то прыгает, то кувыркается, то припадает к земле, зарываясь носом в стебли и путаясь в поводке.
- Почему ты должен жить на привязи? - спрашивает его Гольсия, - ты ведь верный пёс и никуда не убежишь. А если убежишь, то обязательно вернёшься. Собаки всегда возвращаются. Это преподаст тебе очень ценный урок.
Она достаёт из кармана клочок бумаги и ручку. Вверху она указывает адрес, который кажется немного бессмысленным, потому что в их небольшом посёлке каждый знает каждого, и любой дом можно отыскать за пару минут. Ниже она указывает... некоторый список. Удивительный хаотичный набор всех её мыслей за последние несколько лет. Все её качества, стремления, желания, задавленные размеренной семейной жизнью. Все эти слова находятся на таком метафизическом уровне, о котором люди порой даже не задумываются. Это как описать собственную душу или феномен человеческой души и сознания в целом.
Гольсия осторожно закрепляет сложенный в несколько раз листок на ошейнике и отстёгивает поводок. Пёс делает рывок и радостно перепрыгивает ограду.

С тех пор Гольсия будто бы изменилась. Её взгляд помутнел, а сама она начала медленно угасать. Она ходила по соседским домам, спускалась к морю, выходила на грунтовую дорогу за пределами посёлка в поисках своего пса. Со стороны можно было бы сказать, что она винит себя в его исчезновении, но она-то знала наверняка, что желание его найти крепнет с каждым днём по совершенно иной причине. В глубине души Гольсия лелеяла робкую надежду на то, что в мире найдётся человек, который её поймёт. Что однажды в её доме раздастся звонок телефона, и незнакомый голос скажет: "Я нашёл вашу собаку, миссис Смайлс". И она сядет на поезд, которые здесь даже не ходят, и навсегда выберется из этого бесконечного цикла.
Но Лютик не объявлялся. Рассудок Гольсии неконтролируемо сходил с привычной орбиты - отчаянье поглощало её. Она стала ломать вещи, иногда причинять физический ущерб родным и соседям и невероятно часто писать. Обрывки неупорядоченных мыслей и образов на мятой бумаге, последние остатки разума, подкреплённые словами: "За все вопросы ответственен мой муж - Александр Б."

Одной дождливой ночью Гольсия отворила дверь самого старого из соседских домов, стоявшего у края скалы прямо над морем. По слухам в нём жила ведьма или кто-то вроде того, а покосившиеся стены и подгнившее дерево обшивки только подкрепляли эти слухи. Гольсия будто сорвалась с цепи - из разбитых окон то и дело вылетали небольшие вещи, минуя обрыв, и с плеском приземляясь в тёмную морскую воду. Когда её силы иссякли, миссис Смайлс подошла к старому ржавому телескопу, стоявшему у окна. Она заглянула в него, и её захлестнула волна неведомых ощущений. Она смотрела в море и видела в нём жёлтый свет окон. Будто она, этот дом и его полубезумная старая хозяйка оказались на глубине сотен метров. Старая напуганная женщина забилась в угол дома, ничего не соображая от страха. Она была явно не в себе. Она, но не Гольсия. Гольсия будто всю жизнь знала, что этот день настанет. Она либо спасётся из своей прекрасной тюрьмы, либо сгорит дотла. Капли дождя стекали по оконному стеклу, сквозь которое отчётливо вырисовывалась дикая улыбка Гольсии, озаряемая светом сиреневых молний.

Она вышла на улицу, но упала на сырую землю, не отойдя и на несколько метров от дома. Скользкая грязь отнесла её чуть ниже по склону. Шум грозы был настолько громким, что Гольсия не различала других звуков вокруг. Она подняла глаза и увидела перед собой горы, те самые, на которые так любила смотреть. Сегодня они были какими-то особенно манящими, но в то же время чужими и лживыми. Гольсия рассматривала трещины и склоны скал, и каждое тёмное пятно казалось глубокой пещерой. От этой мысли замирало сердце - она всегда любила таинственность и прохладу пещер и всегда мечтала побывать в одной из них. Но вот - вспышка молнии, и входы в неведомые миры оказывались простыми углублениями в породе. Гольсия обернулась, и сквозь расплывающееся сознание ей померещилось, что на скале у моря стоит её муж Александр. Но вот, вспышка молнии, и фигура исчезла. Она лежала в ледяной слякоти, и чёрное небо над головой смешивалось с серым грозовым морем под ногами. Она уже не была тем человеком, которым была совсем недавно, её не волновал ни её дом с деревянным забором, ни её семья, ни её чёртов пёс. Она смотрела на мир, погружающийся во тьму, и испытывала, пожалуй, лучшее чувство в мире - у неё не было к себе ни единого вопроса.

Её белая шуба в грязи и пыли будто истлела всего за одну ночь, как, впрочем, истлела и Гольсия. Она довольно быстро стёрлась из привычной книги жизни, превратившись в городскую легенду. Что послужило причиной её безумия? Искала ли она истинного понимания или просто хотела привлечь к себе внимание? Как, казалось бы, абсолютно счастливый человек, может морально раздавить себя, создав для себя иллюзию лучшего мира?

Знаете... Иногда полезно перестать задавать себе вопросы.

@темы: Солнце