Охотник за сновидениями
Неосознанные сновидения.
"Этого времени хватает серой лисе на то, чтобы сложить из бумаги снежинку".

Вот и всё, последний шаг, последний рывок, и мы свободны. Моя задача - убедить тебя в том, что я могу тебе помочь. Ты неохотно соглашаешься, и я перелезаю на переднее сидение белого минивэна, усевшись рядом с тобой. Первым делом ты просишь у меня цепочку от ключей, и я неимоверно долго пытаюсь снять её с общего брелка. Наконец, она поддаётся, и я неуверенно протягиваю её тебе. Неожиданно я чувствую прикосновение твоих губ к своим. Это так невероятно волнующе, что голова начинает кружиться. Я хочу сообщить тебе плохие новости, но сейчас совсем не до того.
Ты показываешь мне экран телефона с сообщением от пятнадцатилетней темноволосой девушки. По её словам можно понять, что где-то там прямо сейчас она плачет. Какая ирония, с возрастом ты становишься на место причин своих когда-то пролитых слёз.
Я хочу что-то сказать тебе, но ты уже бежишь в назначенный двор, и я, скользя по снегу и спотыкаясь, никак не могу за тобой успеть. Наконец, я вбегаю в подъезд вслед за тобой и забегаю на этаж выше, не увидев тебя, затаившегося под лестницей. Передо мной оказывается высокий мужчина с квадратными чертами лица, вручающий молодой девушке пакет героина. Его глаза наполняются яростью, и я поворачиваю назад, снова пробегая мимо тебя. Я осознаю, что не могу тебя бросить, но инстинкт самосохранения несёт меня вперёд. Я слышу за спиной крик о том, что лучше бы мне остановиться, если я хочу жить, но ноги не слушают, и я выбегаю во двор, ища на дороге глазами наш минивэн.

Обе ноги прострелены, но я будто и вовсе не чувствую их. Я лежу на больничной койке, и всё, о чём я могу думать - это то, что случилось с тобой. Я жду, что ты появишься, что появится хотя бы одна весточка, и вот - она появляется. Объявлен пропавшим. Ты мёртв. И я никого не могу в этом винить, кроме себя и своей неуклюжести и бесполезности. Мир будто меркнет за одно мгновение. Меня спрашивают, как тебя на самом деле звали, а также ещё пару фактов, необходимых для каких-то бумаг. Это спрашивает сам босс, на которого ты работал много лет. А в итоге после пятнадцатиминутного разговора я знаю тебя лучше, чем кто-либо на этой планете.

Время летит неумолимо. Я сижу в душной столовой в старом городе, и серые стены уже не наводят тоску. В них осталась только лишь пустота. Я стою в очереди, нервно теребя краешек красного подноса, и вдруг замечаю крайне необычный заказ, пробиваемый человеком, стоящим через несколько позиций очереди впереди. Хлеб со сметаной, макаронами и какой-то невыносимо пахнущей приправой. Какой своеобразный вкусовой коктейль. Такое безмерно любил только один человек на моей памяти. Неожиданно, будто почувствовав разряд тока, я поднимаю глаза...

Пятнадцать минут. Этого времени хватает серой лисе, чтобы сложить снежинку из бумаги.