• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:24 

Неосознанные сновидения.
Бегаю по бесконечным подземельям. Ищу или прячусь? Пытаюсь вспомнить, но не могу.

Строю дом на вершине водопада. Струи воды огибают его, вокруг деревья и камни. На меня кричат, что я не должна здесь быть, но я знаю, что должна.

Я держу в руке стайку детёнышей ящериц. Боюсь сделать им больно, но они так активно пытаются бежать прочь, что приходится сильнее сжимать кулак.
Сажаю их в зелёное ведро, пусть судьба позаботится о них.

13:18 

05.09.2014

Неосознанные сновидения.
Лифт очень просторный и светлый. Американский. Стены отдают голубоватым, у левой стоит стол с цветочным горшком на нём. У противоположной стены - азиатка в бежевом пиджаке и рыжий еврей. Неожиданно в дверях появляется высокий чернокожий лысый мужчина в белой рубашке и бежевых брюках. На его руке я вижу браслет из коричневой кожи, обмотанный несколько раз, скреплённый красивой пряжкой и чем-то вроде маленького полицейского значка. Я пытаюсь разглядеть буквы на значке, но не могу.
"Nice bracelet!" - искренне и восторженно говорю я. Тогда негр снимает его со своей руки и протягивает мне. Мне очень хочется взять, но что-то меня останавливает, я не понимаю, что, но он очень настойчив, и я всё-таки беру браслет. И в этот момент осознаю, что он потребует от меня что-то взамен. Он указывает в сторону моей грудной клетки, и я понимаю, что он хочет взамен мой медальон с оленем. Я не могу в это даже поверить, так как я всегда и везде ношу его с собой, это часть меня, он для меня очень важен. Но я опускаю глаза и вижу, насколько он изувечен: металл потемнел и начал крошиться. Я чётко осознаю, что должна отдать его прямо сейчас, снимаю с шеи и протягиваю своему новому знакомому, который сразу после этого исчезает.
Я подхожу к кнопкам лифта и нажимаю кнопку второго этажа, однако, наверху начинают мелькать цифры, которые только увеличиваются. Они останавливаются на числе 46, лифт несётся вверх, я пытаюсь что-то сделать, наконец, цифра меняется на 2, и всё гаснет.

Я сижу в своей квартире на полу. Мы втроём смотрим фильм, на улице уже стемнело, и только голубоватый свет телевизора освещает комнату. Я чувствую руку Мира на своей талии. Она невероятно тёплая. Такая настоящая...

13:18 

04.09.2014

Неосознанные сновидения.
...Мы должны уходить. Как можно быстрее, как можно дальше. Но вот с земли поднимается нечто, приобретая ощутимую, но не антропоморфную форму. Это фантом, личность которого я не могу определить, я знаю, что должна бежать прочь, но я чувствую исходящее от него тепло, сосредоточившее в себе всё то тепло, которое я вообще когда-либо ощущала. Я кричу: "Бегите!", и остаюсь совсем одна, наедине с этим порождением. Я чувствую его прикосновение на своей коже, я понимаю, что это безумие, но кладу свою ладонь поверх его.
Я наконец-то чувствую, что просто не хочу бежать. Я хочу раствориться в этом тепле, которое есть только здесь и сейчас.
Я на своём месте?

13:04 

27.08.2014

Неосознанные сновидения.
Вокруг много людей, палаток, все лихорадочно скитаются в ярмарочной суете. Я чувствую себя немного потерянно до тех пор, пока из задумчивости меня не выводит женский голос. Она зовёт меня в свою палатку из чёрной ткани, смотрит на меня проникновенным взглядом и убеждает, что она - единственное воплощение добра здесь. "Я добрая, я помогу тебе, только я могу помочь тебе решить твои проблемы!" - я иду на её голос и захожу внутрь.
Она продолжает лихорадочно говорить о своей доброте, о потерянности в мире, её голос становится громче, и вот, её глаза и волосы превращаются в пламя, а голос срывается на инфернальный невыносимый визг, панически, но настойчиво приказывающий: "УБЕЙ ЕГО! УБЕЙ ЕГО! УБЕЙ ЕГО!"
Я встряхиваю головой, сбрасывая с себя этот гипнотический ступор и спешно выхожу из палатки с до ужаса спокойными словами: "Я подумаю".

Я не знаю, куда идти.

11:46 

Неосознанные сновидения.
Я пытаюсь вывести свою маленькую жёлтую машину на дорогу. Никак не могу достать до педали газа, чёртово неудобное расположение. Вижу впереди угловатый чёрный багажник неумолимо прекрасного Доджа. В нём уезжает холодный самовлюблённый человек.
Я выхожу на улицу, встречаю белокурую женщину. Она довольно полная, и мы почему-то заводим об этом разговор. Выясняется, что она беременна.
"Ну и что?", - говорю я, "моя мама тоже беременна". К нам подходит высокая стройная рыжая женщина, она улыбается. Такой я её помню только с самого детства, она была молода, прекрасна и совсем не отчаянна. Она заводят спор с белокурой, и выясняется, что белокурая на седьмом месяце беременности.
"Но я ведь тоже на седьмом..." - с каким-то страхом в глазах говорит моя мама.
"Я не хочу брата", - говорю я. "Я тоже..." - отвечает она, и я ощущаю, как наше будущее потихоньку истлевает. Мы идём домой, я даже не могу сесть в машину, ведь у меня нет прав. Мы проходим мимо пожарной части, и я слышу детский плач. На снегу лежит розовый свёрток, а неподалёку - побитая коляска. Мать пытается подавить любопытство, но не может, плач становится громче. Я кричу ей, что она ничего не слышала, что мы должны идти, но это ребёнок, выброшенный из горящего дома, а вокруг никого, и боги ей этого не простят. Я оставляю её там, я клянусь, что превращу его жизнь в ад однажды.
Я захожу к бабушке домой. У них чисто и спокойно. Да ещё и две двухъярусных кровати - не придётся ссориться с двоюродным братом. Я поднимаюсь по лестнице, сажусь за стол, бабушка снова начинает говорить о богах. Я не верю ни единому её слову, пытаюсь намеренно игнорировать. В мои пальцы впивается рыболовный крюк со стола. Я вскрикиваю, пытаясь высвободиться, но, как только я освобождаю один палец - он сразу же вонзается в другой. Подушечки быстро и ощутимо становятся изодранными, но я, наконец, освобождаюсь. Мы собираемся спать, но бабушка спокойно отводит нас к окнам. Я успеваю заметить, как двор укрывает огромная угловатая тень. Стены с треском ломаются, и мы вылетаем сквозь бьющиеся окна. Вокруг огонь, шум, разрушение. Я вылезаю из-под обломков и бегу по улице. Здания одно за другим рушатся, словно карточные домики, и я лишь успеваю различать границы чёрных теней, указывающих, куда упадут обломки. Я бегу на свет, но света становится всё меньше. Остаётся лишь один выход - лес.
"Только не лес", - с ужасом шепчет брат. Я понимаю, о чём он говорит. Люди, вооружённые до зубов и будто бы обезумевшие, не проникнут за ручей. Ручей можно перейти всего парой шагов, но нужно быть полным безумцем, чтобы сделать это. Лес - территория богов. И боги начали свою кару. Они даруют прощение только небольшой группе избранных, остальных же ждёт нечто настолько ужасное, что трудно представить. Однако, я вхожу в ручей, чувствую прохладную воду ногами.
В глубине леса оказываются пустые полуразрушенные строения, мы обходим их, некоторые проходим насквозь. Я сама не замечаю, как начинаю разговаривать с богами в своей голове. Я беседую с ними, словно они - мои давние приятели, рассказываю им, как оказалась здесь. Я знаю, что их гнев и кара - лишь вопрос времени.
"Я раскаиваюсь в одном", - неслышно произношу я, "я не раскаиваюсь в том, что не верила. В богов можно не верить ровно так же, как и в христианство. Я не раскаиваюсь в том, что не верила, но раскаиваюсь в том, что показательно отрицала вашу веру. Это было не достойно". И в этот момент я вижу свет. Я уже была готова забыть, как он выглядит, но он пробивается сквозь ветви деревьев, сквозь худую крышу и спускается на меня. Мои ноги отрываются от прогнивших ступеней, и я на секунду зависаю в воздухе. Боги даровали мне благосклонность, не могу поверить. Мне - человеку, всю жизнь отрицавшему их. Мои ноги опутывает свет, я выбегаю на улицу и осторожно спускаюсь с берега в реку. Вода держит меня. Она по-прежнему аморфна и текуча, но крепко держит мои ступни. Поблизости ходят такие же благосклонные. Я слышу голос Дага Ли'Шока - высокого чёрного мужчины в военной форме. Он удивительно мудр и, кажется, напрямую слышит голоса самих богов. Только вот почему-то они не даруют ему своё благословение, поэтому он смертен и вынужден укрываться в разрушенном доме. Из-за реки подступают вооружённые люди. Они не могут проникнуть в лес, но по-прежнему могут стрелять. "Держитесь, ребятки, сейчас пойдут более жёсткие!" - кричит Даг. И правда, пластиковые полупрозрачные пули сменяются на настоящие, свинцовые. Благословенные не знают смерти, их нельзя убить. Но они помнят боль. Я слышу, как он кричат от того, что пули проходят сквозь них, царапают кожу, проникают внутрь, разрывают органы, которые тут же восстанавливаются. Я ненадолго погружаюсь под воду, пытаясь укрыться, но вскоре снова поднимаюсь, чтобы снова принимать на себя удары. Мы должны защищать людей, допущенных в лес. Теперь это наш лес. Неожиданно я что-то чувствую. Холод и укол неконтролируемого страха. Я бросаюсь к дому и вижу, как пуля врезается в грудь Дага. Даг Ли'Шок падает на пол и мгновенно перестаёт дышать. Я хватаю его за плечи, за руки, пытаюсь привести в чувства, но он мёртв. Почему боги не спасли его, почему не защитили, если он был достойнейшим, если направлял всех, кто этого заслуживал? Мы никогда не узнаем.

Следующий день выдался дождливым. Костёр едва-трепетал в сырых утренних сумерках. Слишком много раненных. Слишком много смерти. Мой длинноволосый сосед пытается есть какое-то отвратительное мятное желе из консервной банки, оно напоминает зубную пасту и совсем не выглядит съедобным. С уходом Дага стало некому делать нам горячую еду, вести нас, даже просто говорить, что делать. Боги молчат уже много часов.
Теперь нам придётся рассчитывать только на самих себя.

16:04 

Неосознанные сновидения.
Мы продираемся сквозь лес. Идём довольно разрозненно, я - впереди, чётко следуя за М. Он проводит нас на укрытую ветвями от посторонних глаз поляну, залитую солнечным светом. Белёсые лучи струятся, игриво переливаясь, словно неосязаемые потоки воды, тянущиеся прямо с небес. Это его место, о котором не знает никто другой. Мы стоим вдвоём, оставив остальных где-то неподалёку, как вдруг я замечаю тёмный силуэт. На поляну вываливается огромный бурый медведь. Он встаёт на задние лапы, свирепо рыча, и я чувствую, как страх пронзает меня насквозь. Но М. просто берёт меня за плечи, и мы отходим, будто бы отгородившись от этой реальности. Медведь даже не замечает происходящего, он будто бы остался где-то там, за незримой завесой. М. очень близко, я чувствую его, ощущаю неожиданно накатившее, почти осязаемое, чувство безопасности и спокойствия.
Мы возвращаемся к своим, Птица сидит на поваленном дереве, Гавриил стоит неподалёку, они оживлённо о чём-то беседуют. Птица протягивает мне довольно форматную книжку в светлой обложке, внутри она исписана его стихами. Он с гордостью повествует мне о том, что она светится в темноте, и я действительно замечаю некоторый зеленоватый фосфорный ореол вокруг неё.

Очень солнечно.

22:12 

Неосознанные сновидения.
Вода прибывала на берег, я почувствовала, как она охлаждает ноги. Я бежала вверх по прохладному асфальту, и тёплые фонари набережной казались невероятно знакомыми.

Люди становились не зомби, но какими-то управляемыми одержимыми, их реальная личность почти стиралась, следуя за ними по пятам почти незримым призраком. И так продолжалось, пока последний из них не будет убит. Тогда они возвращались, приходили в сознание. Я отчаянно пыталась убить маленькую девочку, последнюю из них. Сначала я не попала в неё ножом, потом протащила по длинной реке головой под водой и сбросила с водопада. Но она распахнула глаза и поднялась на ноги. И тут она узнала, что её мама была могущественным призраком, и какая-то фамильная магия даёт ей возможность вернуться в мир живых огромным чудовищем. Она, в момент обернувшись им, полезла вверх по стене, а за ней - толпы порождений тьмы. И я осознала, что это конец. Ничего не изменить.

@темы: Вода

11:50 

19. 03. 2014

Неосознанные сновидения.
Люди шныряют то тут, то там, в моей большой светлой квартире. Давно у меня не было такого количества гостей. Я выхожу в гостиную и вижу в небольшом бассейне на полу бледное тело с расплывающимися в белёсой воде кудрями. Это же моя первая любовь, и он мёртв... Ещё пять минут мы стояли в дверном проёме, я ощущала его высокий рост и просто так, без всякой задней мысли, вспомнила, каково прикасаться к его плотной груди, а теперь он дрейфует от бортика к бортику. Я хватаю телефон, пишу запрос "Белое утопление", но ничего уже не помогает.
Удивительно, но я испытываю ощущение безграничной пустоты. А так же страха и боли. Будто бы вместе с этим человеком, до которого мне вовсе не было дела, ушло и что-то важное для меня. Мы, вдвоём с безликим, молча бредём по вымощенной камнем красивой улице, повесив головы, и лишь изредка перекидываясь парой слов о забегаловке, где можно поесть. Заходим в небольшое кафе, на прилавке лежит несколько видов шаурмы, за столом толстая невеста в белом платье и её жених в спортивном костюме.
Мы бредём дальше и оказываемся в огромном старинном особняке. Несколько человек сидят в просторнейшем зале с высокими потолками. Гигантские тяжёлые дубовые двери распахиваются, и я вбегаю, а точнее сказать, вплываю в зал в белом платье и с белыми лентами в руках. Воздух как будто исчез, и его место заняла вода, гравитация почти устранилась, и я могу плавно подпрыгивать, доставая почти до самого потолка. Я толкаюсь от стены к стене, и ленты будто удлиняются, укрыв уже весь пол в зале, я вкладываю в этот танец свою боль, кружусь под тихую музыку, слышную только в моей голове, и снова отталкиваюсь от стен. Наконец, воцаряется тишина, и я осторожно погружаюсь в белые ленты на полу, они укрывают меня с головой...

11:32 

Неосознанные сновидения.
Я стою на крыше без дверей и люков. Ветер обдувает со всех сторон, рядом лежат ветровые очки и ботинки промышленных альпинистов. Как назло все не по размеру. Я пытаюсь найти выход, но его просто нет, я здесь навсегда, я прижимаюсь всем телом к холодному рубероиду...

В мою квартиру вламываются три мужчины, один захватывает меня сзади, я уже готовлюсь к худшему, успеваю вызвать полицию, но... Оказывается, они не хотели причинить мне зла. Мы сделали смешное selfie на телефон втроём, а затем я выбегаю на балкон. Двор кишит мужчинами в форме. Я выглядываю из окна и пытаюсь окликнуть их, они вертят головами, но упорно меня не видят. Я как можно громче кричу, что стрелять не нужно, что я ошиблась, но они будто не слышат, и вот уже пули прошивают деревянную обивку моего балкона и входят в моё бедро...

Он ждёт меня. Опять он, с его морщинками и крупным носом, смотрит добрыми глазами и рад мне, но почему? И я могу каждый раз приходить к нему и обретать небольшую власть над временем, эти несколько минут вызывают ощущение сбывшейся мечты...

Я иду по улице, заглядываю в магазин, рассматриваю платья. Длинное голубое, коричневое, которое мне не по возрасту, пара кофт и юбок... Да всё равно у меня нет денег. Иду на площадь за ресурсами. Меня очень удивляет эта система, на которую перешла Америка: люди собирают нужное количество ресурсов, оплачивают нужный налог, а потом уже этот налог идёт производителю. Сейчас я жалею лишь о том, что не сходила сюда утром, когда ещё не всё разобрали.
Во дворе я встречаю немца. Он разрешает взять себя под ручку и вообще очень мило и забавно себя ведёт. Как будто это тот самый немец из прошлого, который вспыхнул на несколько минут и потерялся в бесконечном водовороте лиц много лет назад. Я прошу:
"Say something on Deutch". Он смеётся и спрашивает: "What should I say?" У меня вырывается "что угодно" на русском, а он в ответ выдаёт какую-то русскую фразу. После этого я начинаю просить его сказать ещё и что-нибудь по-русски. Мы встречаем мою бабушку, я представляю ему, что это моя бабушка Людмила, она научила меня английскому. Мы идём дальше, и он снова интересуется, что же ему такого сказать. Я говорю, что он может спеть песню или какую известную пословицу или фразу рассказать. Очень уж мне хочется послушать немецкий и русский с его акцентом. Он негромко запевает какую-то немецкую детскую песенку.
Возвращаясь домой, снова осматриваю платья на витрине...

Я - мужчина и лежу рядом с женщиной и своим другом. Это самая долгая и самая жаркая ночь в моей жизни. Но жизнь будто оборачивается ночным кошмаром, когда, как по мановению волшебной палочки, слишком поздно я осознаю, что эта женщина - моя мать...

Я - маленький мальчик. Сижу за деревянным сооружением, затаив дыхание. Несколько негров шныряют вдоль стола, почти не разговаривая, один что-то докладывает господину в красном камзоле, при шляпе и усах. Неожиданно господин замечает меня. Его солдаты выпрямляются, загородив входную дверь. Я жалостливым голосом оправдываюсь, что я просто пришёл с докладом для господина. Он не верит мне, наставляет на меня пистолет, и я еле успею уклониться от пули. Я бегу прочь, прячусь за очередной деревянный шкаф, и через секунду вижу, как пуля пролетает мимо того места, где я только что стоял, соскребая опилки со стенки шкафа. Но господин почему-то сменяет гнев на милость, и вот уже его жена угощает меня тёплым обедом.

Я запрыгиваю в трейлер почти на ходу. Я опять не успела купить напитки, поэтому спрашиваю Доктора, заедем ли мы куда-то ещё. Он обещает, что заедем. Я протискиваюсь в трейлер, забитый под завязку, зажимаю колено Доктора между своих ног, потому что поместиться больше решительно негде. Некоторые ехидничают, что давно этого не видели (да и я сама давно, что уж там), он смущается, но держится молодцом. Я упираюсь лбом в его плечо, и вокруг расплывается мягкая тёплая темнота. Мы едем по ночным улицам, кто-то предлагает навсегда остаться жить в этот фургоне, и почти все единогласно поднимают руки. Я чувствую себя так, как будто я дома, и у меня есть огромная семья, которая отныне всегда будет рядом.

Утром обязательно схожу на главную площадь пораньше...

10:24 

Неосознанные сновидения.
Спустя столько лет я встречаю тебя здесь. В этом доме, где я бываю ныне. Я чувствую опасность, исходящую от тебя. Не подходи.
Но ты неумолимо приближаешься. Я достаю пистолет, и он кажется мне тяжелее, чем что-либо на свете. Мне безумно страшно. Я стреляю тебе в лицо, но пуля проходит мимо, только зацепив глаз. И вдруг ты становишься прежним, настоящим, совсем не страшным.
Я обнимаю тебя на пороге, утыкаюсь лицом в плечо и плачу. Не представляю, как бы я жила, попади та пуля тебе в голову.
И ты уходишь. Тебя больше нет.

12:08 

Неосознанные сновидения.
Я гуляю с ним по пирсу. Пирс большой, длинный, огибающий всё озеро. Он - взрослый мужчина, рассказывает мне о своей жизни и том, что изменило её. Он всегда был влюблён в фотографию. Однажды он пролетал на самолёте над морем, фотографируя прибрежные скалы, как вдруг из рук выскользнул любимый фотоаппарат. И вот он уже сам не заметил, как вывалился вслед за ним, и вода уже окутывает его со всех сторон. Он чудом выжил, а сейчас смерть дышит ему в спину. Я знаю, что через несколько минут он умрёт, и мы продолжаем прогуливаться по зацикленному пирсу. На одном из кругов маленькая светловолосая девочка подходит ко мне и протягивает мне руку. Тихим голосом просит побыть с ней. Я отвечаю, что мне совершенно некогда. Я просто уверена, что она не умрёт раньше него, и я должна подарить ему последние мгновения, пока ещё есть время. Мы уже собираемся продолжить свой путь, как вдруг девочка падает на прохладные доски и перестаёт дышать. Я впадаю в панику, гнетущее чувство вины начинает заполнять меня, и всё это дополняется его подкосившимися ногами. Я бросаюсь к нему, обхватываю его, сжимаю в объятиях и, кажется, прошу остаться. Но он закрывает глаза.

Мы живём в большом старинном доме. Стены отдают серым, и доски во многих местах уже подгнивают. Отец сегодня особенно мрачен. Кажется, он старается что-то забыть, но у него это никак не выходит. В какой-то момент из комнаты родителей начинают раздаваться крики. Мать крайне недовольна чем-то, и в итоге выясняется, что отец решил поставить в квартире клавесин. Тот самый клавесин, на котором когда-то играла его погибшая возлюбленная. Он просит брата помочь, и вот они уже околачивают одну из стен, чтобы закрыть в ней пробоины, и совсем скоро к ней становится старый тёмный инструмент. Он дотрагивается до клавиш, и вдруг воздух темнеет, а в двери врывается невероятная сущность. Всё то, что он все эти годы силился забыть, настигло его в один момент. Мы нашли его тело на кровати. Может, теперь он будет счастлив?

13:00 

Неосознанные сновидения.
Я вижу на оконном стекле едва-дрожащее белое пятно. Оно то исчезает, то появляется вновь. Я выглядываю наружу и вижу в доме напротив двух мужчин, светящих фонариком в моё окно. Под окнами бушующая толпа людей, люди в комнате со мной немного усмехаются, но вскоре теряют радостное расположение духа, когда стены начинают постепенно оседать вниз. Меня уже зовут наружу через открытую входную дверь, я набрасываю дублёнку и хватаю первое, что хоть немного напоминает оружие - металлическую стойку от микрофона, обычно стоящую в углу.
Через некоторое время мы оказываемся в чём-то наподобие катакомб, почему-то никто не переживает из-за происходящего. Все будто свыклись с мыслью, что жизнь теперь будет устроена именно так. После нескольких часов блуждания к нам выходит молодой мужчина и уводит меня с собой. Я сижу на подоле его длинного плаща и пытаюсь захватить несколько видов орудия, стоящего вдоль стен. Он двигается вперёд, таща меня за собой, мы идём по пустым коридорам, в которые пробивается мягкий свет. Он ведёт меня в безопасное место, которое оказывается светлым и красивым городом.
Он заставляет меня трепетать, защищает, смотрит честно и искренне. Всё станет хорошо, и ничего больше не угрожает.
Только вот он почему-то хочет уйти.

13:31 

Неосознанные сновидения.
Я обняла его и почувствовала, как в моих руках сжалась вселенная... Que?

02:16 

04.01.2014

Неосознанные сновидения.
Страх, смерть и преследование отходит на задний план. Мой мир стал невероятно светлым и ярким. На небольшом лугу выстроен мой дом, он деревянный, и в нём два этажа. Внутри не слишком много места: слева от входа находится вход в санузел, прямо - половинчатая лестница и площадка с кухней, ещё выше в обратном направлении - спальня с большой кроватью. На полках вокруг стоят модели кораблей, на столешнице - персиковый йогурт.
Я смотрю на себя в зеркало и не верю своим глазам. Я превратилась в мужчину, рыжего парня, очевидно, ненадолго. Я дозваниваюсь до девушки, приглашаю к себе. Через некоторое время она приходит. Я ощущаю накатывающее возбуждение, такое, какого я никогда не испытывала. Я не помню её лица, помню лишь каштановые волосы, бёдра, и как она говорит, что я у неё первый. В самый неподходящий момент я осознаю, что превращаюсь обратно, но её это не пугает. Наши стоны разносятся по округе.
Утром я спускаюсь к кухне, ем и беру с собой йогурт. Надеваю белое платье и белые кроссовки, кидаю лёгкую сумку через плечо. Мы садимся в грязно-белую "шестёрку" и отправляемся путешествовать к горам и синему небу без всего, налегке.
Попадаем в далёкий чужой супермаркет. Я присаживаюсь у полупустой холодной белой полки и ищу на ней подходящий для рисования блокнот. Она случайно толкает меня и расшатывает мне два зуба о витрину.

02:03 

02.01.2014

Неосознанные сновидения.
Умерла (снова или не снова, не могу сказать). Выстрел в голову, медленное, но стремительное падение лицом вниз. Операционный стол, надо мной кто-то ходит, а я лежу на животе и слышу, что неудача, и всё вокруг начинает плыть и погружаться во тьму. А потом голос и свет всё ещё больничных ламп, он говорит, что стоит попытаться, что я сильная и справлюсь. И вот, мою спину рассекают почти пополам вдоль, и руки в холодных белых перчатках погружаются внутрь меня. Обходят лёгкие, легко скользят сквозь другие органы. Я чувствую, как она сжимает моё сердце, моё ледяное мягкое сердце...

01:52 

23.12.2013

Неосознанные сновидения.
Часто задавалась вопросом, каково по ощущениям пулевое ранение. Сегодня испытала целую очередь в грудную клетку. Было больно, но это была та самая странная боль, которой я никогда не испытывала. А потом умерла и сразу проснулась.

01:50 

05.12.2013

Неосознанные сновидения.
Видела бога. Он был женщиной на большом сияющем троне. Я проснулась, лёжа на кухонных табуретках после бурной весёлой ночи и вывалилась на улицу, прижимая к груди кота. Поковыляла к дороге, и свет слепил глаза. На мгновение я увидела её очертания и провалилась обратно в дом.
Мне не нужен бог, оставлю его тем, кто верит. И тем, кто хочет верить.

01:48 

26.11.2013

Неосознанные сновидения.
Я положила голову на плечо своему любимому и просто расплакалась. Ну не могу я больше, просто не могу, устала быть сильной. "Ну-ну, потерпи, немножко осталось", - заботливо обнял меня он. Почему немножко? Утешает, наверное. Теперь этот ад не закончится никогда.
Тем же вечером в наш дом вломился ходячий. Мы забились в угол вчетвером, и мой парень закрыл меня собой. Но этот зомби будто бы заранее выбрал себе жертву. Я почувствовала, как кровь хлынула из моего горла, и упала на пол. Из последних сил я начала давить из себя: "Спасибо вам, я люблю вас, держитесь, главное держитесь". А потом, уже совсем не видя белого света, запела песню Тома Вейтса "Hold On". Так красиво, как никогда не пела. И вот, когда мне казалось, что силы уже покидают меня, я вдруг смогла подняться. Любимый уже сжимал в руке блестящий кухонный нож. Я плакала, что хочу умереть, но мне безумно страшно.
Мы подошли к окну, за ним было сумрачно, но можно было различить двигающиеся силуэты мертвецов. Один из них был женщиной, толкающей потрёпанную коляску. И тут мы увидели рыжего кота, который подскочил к ней, а затем ринулся на дерево. Но зомби необычайно быстро среагировала, однако, вместо того, чтобы обглодать несчастное животное, она крепко его схватила и двинулась к нашим окнам. Подойдя, она просто забросила его в комнату через форточку. Я начала заливисто, почти истерически смеяться. Она же спасла этого кота от других зомби, не прекрасно ли это? Я делано улыбнулась ей сквозь стекло и...
она скривила лицо в подобии улыбки в ответ.

01:43 

22.10.2013

Неосознанные сновидения.
Преследует ощущение безоружности.
"Мне нужен пистолет, чтобы защищать других людей..."
"Мне нужна сабля, чтобы защищать членов своей команды..."
"Мне нужен нож, чтобы защитить себя..."
Ты в безопасности, пока рядом с тобой кто-то есть. Но ты знаешь, что Он всё равно где-то рядом, возможно, смотрит на тебя из окна напротив. Ты выходишь во двор и неожиданно сталкиваешься с Ним один на один. Вытаскиваешь из чулка тупой кухонный нож, что так запасливо припрятал, и вонзаешь Ему в живот. Но это остановит Его совсем ненадолго. Бежишь по улице, пытаешься найти хоть кого-то, кто тебя спасёт. Наконец-то добегаешь до полицейской будки, но в ней никого... Лишь два лица насмешливо улыбаются, и ты понимаешь, что они заодно с Ним. Уносишь ноги куда-нибудь, только бы подальше. Ловишь себя на том, что прислоняешь к уху телефон, слышишь Его голос. Кажется, что этот разговор длится вечно, и вы уже беседуете, словно старые приятели.
Он найдёт тебя. От Него нельзя спрятаться, нельзя спастись. Он, словно обезумевший Мечтатель, найдёт тебя и завершит то, что начал.
Надеяться не на что.
Лезвие в кармане - твой единственный шанс.

14:25 

Неосознанные сновидения.
Наконец, мы выходим к берегу. Она окрикивает меня, опустив руку на моё плечо. Я оборачиваюсь, и на мои ладони опускается небольшой свёрток. Под тонкой светлой тканью оказывается капитанская именная печать и увесистый, инкрустированный фиолетовыми камнями и золотом рог. Мы поднимаемся по трапу на палубу и она с восторгом шепчет: "Ну давай же! Дуй!" И окрестности погружаются в высокий мелодичный гул. Корабль быстро отчаливает от пристани, бьётся о волны, время и пространство начинают смешиваться, и я полностью перестаю ориентироваться...
Открываем глаза мы у фонарного столба на входе в какой-то городишко. Тяжёлое пальто откровенно мешает, и я сбрасываю его на землю. Неожиданно из тени появляется Гавриил. Они с Ней вступают в схватку, а я понимаю, что не имею при себе даже оружия. Я бегу в город, захожу в оружейный магазин. Вижу цены, понимаю, что располагаю не таким уж большим количеством средств. Сабли, катаны, веера, посохи... В итоге я останавливаюсь на небольших размеров стальной рукояти, оснащённой пружинным механизмом, выдвигающимся от рывка в нужную сторону.
Выбираю вместительную сумку, вешаю на плечо, поверх своего белого платья.

Бегу назад, по мощёным дорогам на далекий свет фонаря.

Нигде

главная